Вход:

Поделиться

Если Вы нашли интересный материал в Интернете - пришлите ссылку с описанием:

Статистика

Материалов в базе: 544,
За сегодня: 0.

Посетители онлайн: 26.

Есть ли такое слово - "надо"?

Для тех, кто хочет начать системно работать над собой, проект "Будь лучше сегодня" дарит 7 дней бесплатного обучения - подробности здесь: https://vk.cc/6igoBI

Здоровое взрослое сознание смотрит на мир иобнаруживает совершенно очевидную вещь — время от времени обстоятельства окружающей действительности требуют совершения определенных действий. Иногда это простые вещи вроде мытья посуды, когда чистая уже закончилась, иногда это требования трудового договора, которые следует соблюдать, чтобы не остаться без средств ксуществованию, аиногда это обстоятельства довлеющие откуда-то изнутри — что-то такое, чему, казалось бы, можно не придавать особого значения, потому что это всего лишь мысли иощущения…

Для взрослого человека естественность давления обстоятельств очевидна — он осознал это на собственном опыте: если не мыть посуду, однажды не из чего будет есть, если долго не мыться, окружающие начинают смотреть косо, если не ходить на работу, деньги втумбочке быстро заканчиваются. Очевидно иестественно.

Но вто же время очевидно идругое — выбор вотношении того, как поступать, что делать, ачто не делать, мы совершаем сами. Да, есть обстоятельства — некие правила игры, которым подчинена жизнь, — но далеко не все правила носят обязательный характер. Унас же свобода идемократия — не хочешь, не работай, только не жалуйся потом, что есть нечего. Можно даже юридические законы нарушать — да, ради Бога! — просто потом, вероятно, придется сидеть вклетке иесть не очень вкусную пищу, авообще никаких проблем — полная свобода.

То есть, каковы бы ни были обстоятельства, каковы бы ни были правила игры, следовать им или нет решаем мы сами. Закавыка втом, что иногда нас не устраивает ответственность за нарушение правил, ив этот момент мы начинаем винить правила итех, кто их придумал, втом, что они лишают нас свободы. Фактически мы боимся последствий, но вместо того, чтобы признать свою трусость или свое нежелание нести ответственность, мы выбираем чувствовать себя несчастными, лишенными свободы, несправедливо обиженными. Ведь гораздо проще винить обстоятельства, чем свою трусость ислабость перед лицом той или иной ответственности.

В общем, это тоже все достаточно очевидно. Когда ответственность за движение против течения нас пугает, мы можем либо поддаться страху, либо переступить через него, либо изобразить из себя жертву — честного человека вынужденного подчиниться непреодолимым инесправедливым обстоятельствам.

В каждой самой сложной ситуации есть, как минимум, три здоровых иответственных выбора: изменить ситуацию, смириться сситуацией или… пойти иутопиться. Иесть еще четвертый выбор — невротический — обидеться.

Соблюдение законов иправил жизни требует некоторых усилий, иперед нами стоят все те же четыре свободных выбора: приложить эти усилия (смириться), отказаться от соблюдения правил ипринять последствия (изменить), отказаться играть вигру (утопиться) или обидеться на весь мир (путь невротика).

Так вот, какой из вариантов ни выбирай, придется нести за него ответственность — по своей доброй воле столкнуться лицом клицу скакими-то трудностями, от чего-то отказаться, что изменить, счем-то смириться. Это иесть определение свободы, как осознанной необходимости — осознал необходимость, ипоступил как надо. Авот инфантильное сознание ищет совершенно иной свободы — свободы ото всякой необходимости. Ребенок хочет иметь полную свободу выбора, безо всяких ограничений ипоследствий — Чтобы унас все было, инам за это ничего не было! — желание получить все, не отдавая ничего. Но, как мы это уже однажды обсуждали, даже тут от ответственности по-настоящему не убежишь.

Это тоже просто. Вся наша жизнь состоит из обстоятельств, больших ине очень, икаждый день мы совершаем множество выборов. Вмеру своей осознанности мы видим свободу вподчинении обстоятельствам ине испытываем по этому поводу никаких страданий. Но там, где ясности сознания нам не хватает, мы часто видим себя жертвами какого-то постороннего произвола. Иесли это случается слишком часто, начинаются проблемы.

Надо!? Не надо!

Отступим чуток назад, ктой ситуации, где взрослый человек на своем горьком опыте узнает, что делание или не делание каких-то вещей иногда приводит кочень нежелательным последствиям. Возможно, открытие для него не очень-то приятное, но ине то чтобы очень трагичное. Се ля ви.

А теперь представьте, что этот взрослый человек пытается воспитать своего ребенка со всей любовью иответственностью. То есть, речь про хорошего (нормального) ответственного илюбящего родителя, ане про какого-то морального урода.

И вот этот родитель пытается уберечь ребенка от горьких ошибок идонести до него понимание, что есть вжизни такое слово — надо, что есть вжизни обстоятельства, которым надо следовать, что жизнь вравной мере состоит из приятного инеприятного. Однако для ребенка все это втирание мозгов, кажется именно насилием над личностью — унего-то еще нет опыта, что чистая посуда может закончиться, что не чищенные зубы будут болеть, апочему он должен верить взрослым на слово?

Если говорить овоспитании, то родитель по сути сам должен стать для ребенка обстоятельством, вместо того, чтобы капать на мозги, объяснять логически или давить на совесть. Только тогда уребенка будет закладываться реальный здоровый опыт жизни сее естественными ограничениями, ане страх перед родительским недовольством. Подчинение страху иосознанная необходимость — это далеко не одно ито же. Но возвращаемся кнашей теме.

Рано или поздно душа ребенка должна взбунтоваться против родительского надо, иэто совершенно необходимый этап взросления. Вконце концов, взрослеющий человек должен на своем собственном опыте перепроверить, что вжизни надо, ачто не очень. Иесли все идет нормально, то происходит естественное отделение от родителей, ииз ребенка вырастает нормальный здоровый человек, вполне успешно икомфортно адаптированный кжизни. Но гораздо чаще происходит сбой, из-за которого взросление так ине наступает.

Самый очевидный вариант этого сбоя — это когда человек так ине решается провести ревизию своих жизненных ориентиров идержится за них руками иногами. Такие люди проживают правильную, но очень скучную ибессмысленную жизнь впостоянном чувстве гордой своей несчастности от столкновений сгорькой чужой несправедливостью.

Другой вариант гораздо более затейливый и, как это ни печально, часто именно психология подсказывает лазейку. Если впервом случае человек полностью прогибается под давлением окружающей среды иотказывается от своей свободной воли, то здесь все происходит наоборот — человек бунтует против всякого давления иделает все ему наперекор. Весь мир до основанья мы разрушим, азатем… Азатем будем пребывать виллюзии, что это иесть свобода. Наконец-то никому ничего не должен — это ли не счастье?

И все было бы хорошо, если бы бунт касался только внешнего, чужого ичуждого давления. Как уже было сказано, подобное противостояние — необходимый этап взросления. Но здесь все получается несколько иначе.

У нашей психики есть любопытный защитный механизм, который спасает нас от внутреннего раскола там, где противоречие между различными тенденциями вдуше становится невыносимым. Действует он примерно так.

Есть уменя желание бросить курить. Но вто же самое время есть идругое желание — выглядеть круто. Одно желание возникло под давлением логики (курить вредно), другое желание опирается на чувство (курить круто). Если мне хватает духу выбрать какое-то одно из желаний иотбросить другое, то все хорошо, но вот, если яна этом выборе застреваю, не могу определиться (жалко себя), убегаю от необходимости принять решение, выбрасываю вопрос из головы инадеюсь, что все решится как-нибудь само, то происходит интересный эффект.

С одной стороны, явроде бы перестаю мучить себя размышлениями на тему быть или не быть, но сдругой — явдруг начинаю невольно обращать внимание на чужие споры овреде ипользе курения иоднажды обнаруживаю, что вочередном чужом споре вдруг занял позицию одной из сторон исо всем пылом отстаиваю ее взгляды, аоппонентов по другую сторону баррикад ото всей души люто ненавижу.

Это иесть работа того самого защитного механизма. Внутренний конфликт выносится вовне, итеперь он для души уже не так разрушителен — вместо того, чтобы ненавидеть одну из сторон своей сущности, можно ненавидеть другого человека, который вмоих глазах эту сущность олицетворяют. Можно даже начать сним сражаться, аеще лучше переубедить иперевербовать на свою сторону. Ивсе это делается только для того, чтобы преодолеть свой собственный плохо осознаваемый внутренний конфликт. Чужое мнение нам до лампочки — на самом деле, убеждая вчем-либо других, мы пытаемся убедить втом же самом самих себя.

А теперь смотрите, как это срабатывает со словом надо. Вот есть унас родители сих поучениями, которые давным-давно стоят унас поперек горла. Ивот мы взрослеем, получаем юридическую независимость, начинаем самостоятельно обеспечивать себе выживание итеперь потираем руки — наконец-то можно перестать слушаться родителей иделать со своей жизнью все, что захочется. Пошли все на фиг — теперь ясам по себе.

Часть родительских поучений, скорее всего, заслуживает именно такой участи — быть выброшенными на помойку при первой же возможности. Но что, если среди прочих субъективных родительских взглядов затесалось что-то такое, что мы вглубине души знаем ибез них? Что если недостатки ислабости, на которые они нам указывают, вызывая унас бешенство, это действительно наши недостатки, окоторых мы знаем, но никак не хотим себе вэтом признаться? Что если какие-то из родительских требований всего лишь вторят нашим собственным требованиям вотношении себя?

А ведь именно такие требования бьют по нам больнее всего иименно против этих требований больше всего ихочется взбунтоваться — потому что они всякий раз напоминают нам очем-то таком, от чего мы очень хотим отвертеться. Ивот тогда мы как раз ивыбираем вариант четвертый невротический — обидеться на родителей за их чрезмерное давление на нас. Бунтуем против их упреков иуказаний, говорим себе, что нет вжизни никакого надо и… вместе сводой выплескиваем ребенка.

Настоящее надо

Родители здесь были приведены впример только наглядности ради — многим знаком этот бунт против родительской власти и, наверное, почти увсех этот бунт включал попытку преодолеть собственные претензии ксебе. Но вообще тот же механизм работает ив прочих сферах жизни. Игод за годом маневр сперекладыванием ответственности сбольной головы на здоровую только все больше оттачивается.

Мы обижаемся на своих друзей, на начальников, на обстоятельства, на Бога, вконце концов. Ибунтуем против них тем сильнее, чем больнее их напоминание онашем собственном недовольстве собой.

С детства мы рвемся на свободу, но под видом освободительной революции, которая должна бы сделать нас сильными инезависимыми, мы пытаемся освободиться от ответственности перед самими собой. Бунтуя против чужой критики ичужого давления, мы пытаемся избежать горькой правды осамих себе. Ичем сильнее иэмоциональнее наш бунт, тем вероятнее, что критика бьет всамую цель — вслабое место, которое действительно унас есть икоторое мы никак не хотим признать.

Да, мы никому ничего не должны, но это не отменяет того факта, что при этом мы остаемся что-то должны самим себе. Нет никакого слова надо втом понимании, что никто извне не имеет права да ипри всем желании не может знать, что надо для нас. Но вто же время, мы сами знаем, что нам надо, изнаем это гораздо чаще, чем хотели бы признать. Вот втаком понимании слово надо очень даже есть.

Мы можем прятаться иизбегать внутреннего давления достаточно долго, но итог такого образа жизни тот же самый — несчастное ибессмысленное существование, как иу того человека, который полностью подчинился внешнему давлению. Водном случае мы получаем несчастного человека загнанного вугол ине смеющего шелохнуться без команды, вдругом — не менее несчастного человека, который гордо стоит вчистом поле, но не знает, что ему теперь делать сэтой свободой.

Можно даже взглянуть еще шире — нет вообще никакого внешнего давления, есть только одно давление — наше собственное, внутреннее. Никакой внешний тычок не достигнет цели ине вызовет чувства несвободы, если не попадет вбольное место. Аесли мы изнутри чувствуем какой-то не выполненный долг перед собой, то даже чужой взгляд вэтом направлении будет вызывать унас острое раздражение — Отстаньте все от меня свашими поучениями!

Именно вэтом смысле наша свобода всегда внаших руках. Все что для этого нужно — так или иначе разрешить внутренние противоречия. Имы не обязаны идеально исоответствовать всем своим внутренним требованиям, мы лишь обязаны быть идеально честными ссобой. Иесли уж есть такое несоответствие, скоторым мы не хотим или не можем ничего сделать, то мы должны набраться мужества ипризнать наличие этого несоответствия. Можешь изменить — измени. Не можешь — смирись. Не можешь ни того, ни другого — утопись. Ачетвертый путь ведет только кпрозябанию.

Если душа требует от меня какого-то поступка, то ядолжен сделать взрослый выбор — совершить поступок или честно признать свою слабость. Оба варианта требуют мужества идушевных усилий. Но вместо этого наша инфантильная надежда на то, что удастся проскользнуть между двух огней, заставляет нас пускаться вфилософские или психологические рассуждения отом, права ли душа всвоих требованиях, идействительно ли должен вэтой ситуации что-то сделать или все-таки яопять никому ничего не должен.

И часто получается так, что энергии на ускользание от ответственности, уходит гораздо больше, чем потребовалось бы на честное принятие этой ответственности, так что даже вэкономическом смысле стратегия убегания себя не оправдывает.

Настоящее взросление случается, когда человек оказывается вынужден признать, что родители все-таки были правы: есть такое слово — надо. Оно укаждого свое, и, быть может, родители были не правы втом, что именно нам надо делать со своей жизнью, но это не избавляет нас от необходимости найти свое собственное надо иподчиниться ему со всей ответственностью исмирением.

Нет никакого внешнего давления. Всю свою жизнь вкаждый момент времени мы были ибудем на сто процентов свободны. Иединственное, что создает унас чувство запертости инесвободы — это наше собственное надо истрах перед тем, чтобы ему не соответствовать.

Соответствовать или не соответствовать — вот вчем вопрос. Все остальное — попытка себя одурачить, ведущая вболото бесконечной тоски иапатии.

Бежать больше некуда.

Олег Сатов, satway.ru

Для тех, кто хочет начать системно работать над собой, проект "Будь лучше сегодня" дарит 7 дней бесплатного обучения - подробности здесь: https://vk.cc/6igoBI
Оценка:
5,0